Когда снимают группу инвалидности при онкологии?

С 2020 года вступил в силу приказ Министерства труда, который изменил критерии установления инвалидности, в частности для людей с онкологическими заболеваниями.

Представители благотворительных фондов и медицинские юристы опасаются, что теперь онкопациентам станет сложнее получить инвалидность, что приведет к сложностям с получением лекарств и должного лечения.

Минтруд опубликовал приказ без пояснений, поэтому все больницы трактуют его по-разному. «Такие дела» попросили экспертов предположить, к чему приведет новый приказ.

Когда снимают группу инвалидности при онкологии? Олег Харсеев/Коммерсантъ

Ольга Гольдман

руководитель службы помощи онкологическим пациентам «Ясное утро»

Была нашумевшая петиция о сроках [на которые устанавливается инвалидность], но проблема совсем не в этом. Если раньше человеку ставилась инвалидность на пятилетний срок, после чего ее могли снять или понизить/повысить, то сейчас ситуация со сроками незначительно улучшилась.

Проблема в этом приказе совсем в другом: в нем есть критерии установления инвалидности и есть баллы. Если, например, количество баллов переходит через 50, то считается, что у человека потеряна трудоспособность, и тогда ему присваивается инвалидность. И если посмотреть баллы по онкологическим заболеваниям первой и второй стадии, то их очень резко снизили.

Например, меланома кожи — это очень агрессивное заболевание. Если раньше пациент с первой стадией меланомы кожи на первые пять лет сразу получал 50 баллов и автоматически мог получить инвалидность, то в новом приказе у него будет 10—30 баллов.

Это говорит о том, что он не сможет получить инвалидность, если у него нет других каких-то отягчающих обстоятельств, например болезни кости.

И в новом приказе Минтруда проблема именно в том, что почти все первые и вторые стадии самых распространенных онкологических заболеваний стали понижены в баллах практически в два раза.

Выходит так, что люди с первой-второй стадией онкологических заболеваний не будут получать инвалидность

Для всех тех, кто сейчас только занимается оформлением документов, будет сложнее получение инвалидности.

Понятно, что Минтруд занят социальной поддержкой людей с тяжелыми видами инвалидности, поэтому они немного ослабили сроки. Но в онкологических заболеваниях проблема заключается в том, что лечение дорогое.

Сейчас у каждого онкологического пациента есть две льготы: региональная, которая не зависит от инвалидности (каждый регион делает списки лекарств, которые он дает бесплатно при таких-то заболеваниях), и федеральная — зависит от инвалидности. Раньше большинство онкологических пациентов получали лекарства бесплатно, даже если регион бедный.

 Сейчас практически никто из них не получит инвалидность в первой-второй стадии заболевания и у них не будет возможности лечиться бесплатно.

То есть пациенты, у которых наибольший шанс выздороветь — при первой и второй стадии, — поражаются в правах больше всего. Это очень несправедливо.

Приказ Минтруда плохо прописан в целом. Почему мы должны сидеть и раскапывать, что они имели в виду? Почему нельзя просто сказать: мы перераспределяем деньги в сторону тех людей, которые болеют сильнее.

Я тогда задаю вопрос: какого черта вы не следуете национальной медицинской программе по борьбе с онкологическими заболеваниями? Потому что этот приказ идет вразрез с национальной программой по борьбе с онкологическими заболеваниями.

Что это такое? Почему Минздрав работает в одну сторону, а вы в другую?

Какого черта вы не следуете национальной медицинской программе по борьбе с онкологическими заболеваниями?

У инвалидов есть индивидуальная программа реабилитации.

Раньше женщина могла получить инвалидность потому, что ей поставили рак молочной железы, и после удаления груди по медицинским показаниям могла бесплатно поставить себе протез, потому что он включался в программу реабилитации.

Сейчас у нее такой возможности не будет, потому что у нее нет инвалидности, протез никто бесплатно не даст. Ей придется брать квоту на постановку этого протеза: то есть делать 300 кругов по государственным учреждениям, все это оформлять-переоформлять и делать вторую операцию.

Поэтому этот приказ абсолютно не согласуется с медициной. И в этом, на мой взгляд, проблема: у нас социальная политика идет отдельно от медицины. А пациент один. И инвалид один. Тут его лечат, а тут его реабилитируют, социально поддерживают. И в этом проблема.

Ирина Боровова

руководитель ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!»

Сам приказ не совсем плохо написан. Экспертным советом ОНФ были внесены поправки, которые бы позволили человеку, уже пролеченному после онкологии, облегчить получение инвалидности.

Раньше считалось, что если человека радикально лечили от онкологии, делали химиотерапию, лучевую терапию или хирургическое вмешательство, то фактически у него не было онкологического профиля.

Инвалидность давали, если этим самым лечением были нанесены организму какие-то дефекты, которые нарушают физическую функциональность.

При этом сейчас мы видим совершенно обратную картину: на местах эта ситуация трактуется противоположно. Нам посыпались жалобы от пациентов, особенно от пациенток, в которых они рассказывают, что инвалидность не продлевают. Особенно если инвалидность была третьей группы — тут же, мгновенно, по их словам, снимают ее. Либо сразу больше не дают инвалидность первично.

Если женщину только что прооперировали, она прошла все манипуляции, связанные с химиотерапией, облучением и у нее назначена гормонотерапия, то раньше ей сразу давали инвалидность второй группы на год. Затем давали третью и дальше смотрели по состоянию.

Сейчас девушкам отказывают совсем в получении инвалидности

На наш взгляд, это абсолютно неправильно, и мы будем обращаться в медико-социальную экспертизу, в Минтруд, чтобы нам дали хоть какие-то разъяснения по поводу этих ситуаций.

Процедура получения инвалидности усложнилась, стало больше каких-то бюрократических моментов. Например, вчера была жалоба онкогинекологической пациентки, которой 75 лет и она еле ходит, и с нее требуют копию трудовой книжки.

Ей не выдали никаких обходных листов только потому, что у нее при себе не было этой копии и справки о прикреплении к поликлинике, от которой она приехала. Во-первых, прикрепление должно быть в базе, это абсолютно бюрократический момент.

А во-вторых, требовать от человека 75 лет трудовую книжку — это тоже совсем неправильная история.

Екатерина Батурина

адвокат по медицинским делам

Если мы говорим про онкологических больных, то их количество растет, государство выдает медикам премии за установку диагноза, чтобы выявить патологию.

С другой стороны, государство не готово расходовать денежные средства в виде льгот на каждого больного, если, по его мнению, выявленное заболевание может быть излечимо либо не делает человека инвалидом.

Поэтому государство хочет найти золотую середину: и выявить патологию, и сохранить бюджет.

У нас главные проблемы, во-первых, в злоупотреблении правами сотрудниками медико-социальной экспертизы (МСЭ), на что часто жалуются люди, и, во-вторых, в незнании пациентами своих основных прав и порядка обжалования.

С 2014 года действует Административный регламент по предоставлению государственной услуги по проведению МСЭ. Он четко прописывает, как предоставляется услуга по установлению инвалидности, какие документы необходимы, порядок обжалования и прочее.

Люди же этого просто не знают.

В петиции против нового порядка акцент сделан именно на том, что те, кому группа нужна, будут незаконно ее лишены. Но здесь ни при чем ни сроки наблюдения, ни сроки ремиссии. Все это вопросы о правомерности либо неправомерности решений МСЭ по конкретному больному, которые были, есть и будут, к сожалению.

С ущемлением прав людей нужно бороться

Наша задача — оповещать людей, содействовать им в решении этих проблем, а не сеять опасения и страхи.

Люди, подписавшие петицию, как раз и указывают, что столкнулись с проблемами сбора документов, установления неправильной группы.

Если у человека есть заболевание и он нуждается в лекарствах, в социальной поддержке, он ни в коем случае не должен быть ее лишен. Какие бы приказы ни действовали и ни принимались заново.

В новом приказе критерии установления инвалидности расширены, расписаны стадии, типы онкологических заболеваний, некоторые вопросы по осложнениям, по самому лечебному процессу, что, по сути, должно помочь в решении этого вопроса.

Но как это будет на практике, будут ли злоупотребления со стороны МСЭ и как будут реагировать на это пациенты — вот в чем вопрос.

Если нарушения будут носить массовый характер, то нужны петиции, основанные на конкретных обстоятельствах, фактах, и предложены пути решения данных ситуаций, чтобы к ответственности были привлечены виновные лица.

Николай Дронов

председатель координационного совета МОД «Движение против рака»

В приказе Минтруда больше дискуссионных вопросов. Нужен ли инвалидности период противоопухолевого лечения? Наши граждане привыкли получать дополнительные социальные гарантии и считают, что при раке человек должен обязательно стать инвалидом. При этом пациент должен стремиться не инвалидом стать, а социализированным человеком, имеющим возможность жить полноценной жизнью.

В этом и должен быть смысл реабилитации — не превращать людей в инвалидов, а возвращать к жизни

В тексте приказа много техноюридических и фактических огрехов.

Стоит задать вопросы разработчикам приказа: кто это делал, насколько было вовлечено профессиональное сообщество в эту работу, на каких достижениях медицинской науки и клинической практики основывались врачи-онкологи, которые привлекались к этой работе, привлекались ли они? Такие документы — это последствия ненадлежащего межведомственного взаимодействия между органами управления здравоохранения, врачебным сообществом и системой Минтруда.

Говорить о каких-то проблемах с новым приказом мы можем лишь тогда, когда будет достаточный период и достаточный объем правоприменительной практики. На сегодняшний день мы не фиксировали обращений от граждан по поводу проблем, связанных с этим приказом.

Условно здоровы: онкобольные жалуются на трудности получения инвалидности

С начала года в России изменились правила оформления инвалидности для онкобольных пациентов. В новом регламенте исчезли сроки установления инвалидности. В Минздраве, напротив, утверждают, что критерии оформления инвалидности будут смягчены.

Однако заявление представителей ведомства не успокоило активистов, которые уверены, что получить инвалидность и жизненно необходимые лекарства в этом году станет сложнее.

«Известия» пообщались с пациентками, столкнувшимися с отказом в продлении инвалидности, и узнали мнения экспертов о проблеме.

Нет оснований

В Сети набирает популярность петиция, в которой говорится об ухудшении положения онкобольных. Пациенты опасаются, что из-за приказа получить инвалидность станет в разы труднее. Особенно это касается людей с онкологическими заболеваниями первой и второй стадии.

До принятия регламента инвалидность давали на 2–5 лет в зависимости от тяжести заболевания и пациент должен был ежегодно ее подтверждать. Теперь же сроки убрали, и это означает, что снять инвалидность могут в любой момент.

Например, если больной находится в ремиссии и получает гормональную терапию, врачи, скорее всего, лишат его инвалидности.

На момент публикации петиция набрала уже более 142 тыс. подписей. Ее автор, медицинский юрист Елена Волкова, рассказала «Известиям», что с начала года число обращений пациентов по поводу отказов в продлении инвалидности существенно увеличилось.

— С января 2020 года вступил в силу новый приказ. По сути, пропали периоды установления инвалидности. Раньше после пяти лет лечения человеку давали группу и он ежегодно ее подтверждал.

Но на протяжении этих лет у него точно была установленная инвалидность. Если происходил рецидив, то инвалидность устанавливали бессрочно.

Либо если у человека была более тяжелая группа и он проходил пять лет, то при ремиссии давали более легкую группу бессрочно, — отметила Волкова.

Помимо отсутствия периодов установления инвалидности, в новом регламенте снижены проценты, по которым оценивают жизнедеятельность человека. Из-за этого ранние стадии онкозаболевания перестанут считаться основанием для установления группы, уточняет юрист.

— Инвалидность устанавливается, если у пациента показатели от 40% и выше. Сейчас на первой-второй стадии болезни процентов дают меньше и инвалидность не положена. После нового года мне начали писать пациенты о том, что их лишают инвалидности и снижают группу. Приказ начали трактовать в пользу ужесточения и переводить людей на более легкую группу инвалидности, — добавила медицинский юрист.

После многочисленных жалоб Федеральное бюро медицинской экспертизы поручило провести массовую проверку установления групп инвалидности онкопациентам. Как утверждает юрист, после проведения этой проверки людям, пожаловавшимся на лишение инвалидности, начали оперативно возвращать группы.

— Пока что всё застыло из-за того, что федеральное бюро приказало региональным провести проверку и она идет до сих пор. По факту никаких новых рекомендаций не поступило.

Человек на гормональном лечении должен закупать препараты, несмотря на то что по закону онкопациенты должны обеспечиваться ими за счет регионального бюджета.

Если появляется группа инвалидности, деньги на лекарства выделяются еще из федерального бюджета, но, как показывает практика, нужно писать жалобы, чтобы получить препарат. Хотя и это далеко не всегда решает проблему. Это долго, мучительно и не всегда эффективно, — поясняет Волкова.

Инвалидность необходима онкопациентам еще и для того, чтобы гарантированно получать положенные лекарства. Если регион по каким-то причинам не сможет обеспечить пациенту закупку препарата, эти деньги выделяются из федерального бюджета.

— Многие пациенты пишут, что в больницах отказывают в выдаче людям без инвалидности. Онкоцентры обязаны закупать их вне зависимости от того, есть группа или нет.

Когда радикальное лечение закончилось, медики признают гормональное лечение как поддерживающую терапию. Хотя, я считаю, это абсолютно неправильно. Лечение очень серьезное и имеет ощутимые побочные эффекты.

Например, у молодых женщин наступает менопауза, — резюмировала медицинский юрист.

Отказ на комиссии

Руководитель краснодарского краевого отделения Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Юлия Ищенко в течение полугода пыталась оформить инвалидность. Сперва собирала документы в поликлинике, после этого долгое время ждала, когда на работу вернется ее онколог, и в итоге получила отказ на комиссии.

— Мне очень долго не оформляли документы на комиссию: когда меня выписали после операции, онколог сказала, что нужно подождать еще некоторое время.

Потом она заболела, ушла в отпуск, на повышение квалификации, и в итоге процесс растянулся на шесть месяцев.

Читайте также:  Кому и как платить кредит, если у банка отозвали лицензию?

За это время я прошла 8 химиотерапий и собрала все документы, но на комиссии сказали, что принесенные мною документы не дают оснований дать инвалидность. Я получила отказ в получении инвалидности, — рассказала Юлия Ищенко.

Во многих случаях пациентов проблемы возникают именно на первоначальном этапе сбора документов. Комиссии выносят отказы из-за неправильно оформленных документов в поликлинике, и онкопациенту нужно собирать новые справки.

— У меня было время дособрать документы, пока я ожидала решения на мое заявление о несогласии вынесенного решения, в главное бюро. Со всеми анализами, УЗИ, обследованиями я пришла во второй раз, и комиссия постановила, что оснований для отказа нет.

Когда мне в руки дали карту и заключения, которые писали на комиссии, стало понятно, почему мне отказали. Почти все мои жалобы специалистам никак не фиксировались в документах. Только на оформление документов ушло два месяца и месяц ожидания комиссии.

Терапевт этими вопросами не занимается, онколог в отпуске, и в итоге время тянется, основное лечение подходит к концу, но никто не планирует активно заниматься моим вопросом, — добавила Юлия Ищенко.

Когда снимают группу инвалидности при онкологии?

РИА Новости/Алексей Сухоруков

Инвалидность дали на год, но после этого документы необходимо будет собрать заново, проходить ряд обследований и сдавать анализы.

Основные проблемы возникают еще на этапе оформления в поликлинике: врачи не фиксируют жалобы пациента, а в итоге из-за недостаточных сведений комиссия выносит решение не в пользу пациента.

Руководитель регионального отделения Ассоциации онкопациентов «Здравствуй» признает, что проблема имеет массовый характер.

— Практически у каждой второй или третьей пациентки, которые ко мне обращались, отказ из-за неправильного оформления документов. Во многих случаях наверняка происходит нечто подобное. В течение срока, на который дали инвалидность, никто не может ее лишить.

При повторном переосвидетельствовании, если у пациента нет жалоб и он уходит в ремиссию, инвалидность снимается. Пока нам дают год, а потом нужно либо подтвердить ухудшение состояния здоровья, либо его опровергнуть.

Замечательно, если на ранних этапах удается обнаружить злокачественную опухоль, но зачастую пациенту назначают гормонозависимую терапию, которая продлевается на пять лет. И помимо психологического стресса, есть побочные эффекты.

И единственное, что можно сделать, — это обжаловать решение первой комиссии, подав заявление на переосвидетельствование в Главное бюро медико-судебной экспертизы, — пояснила Юлия Ищенко.

Вам не положено

Впрочем, большинство проблем возникает на стадии продления инвалидности. Комиссия может отказать при улучшении здоровья вне зависимости от того, как перенесенная болезнь повлияла на качество жизни. Елена Щербакова перенесла операцию по удалению опухоли, несколько курсов химиотерапии и лучевой терапии, после чего ей отказали в продлении инвалидности.

— Когда сделали операцию, то область вокруг опухоли расширили и удалили все лимфоузлы. Назначили химию и лучевую терапию, определили, что рак гормонозависимый и пять лет я должна принимать таблетки. На комиссию я вышла в феврале 2019 года после третьей химиотерапии.

Когда я пришла, то ответили, что мне не положена инвалидность. Но поскольку я прохожу тяжелое лечение, то мне дадут ровно на год. Уже в октябре врач предложил мне выйти на новую комиссию, я сдала все анализы и получила лист на подпись.

15 января мне не продлили инвалидность, — рассказала Щербакова.

После удаления лифмоузлов рука потеряла часть своего функционала: пациентке нельзя поднимать ничего тяжелее килограмма, а из-за длительных монотонных движений рука начинает затекать. Врачи сказали, что, несмотря на необходимость приема онкопрепаратов, женщину можно считать здоровой, и рекомендовали ей найти работу.

— Мои обоснования о том, что у меня практически не функционирует рука, не сочли достаточными для продления. По сути, я не могу даже пользоваться компьютером больше определенного времени: из-за работы с мышкой рука напрягается и отекает моментально.

За свои средства я покупаю компрессионные рукава, врач отказала в бесплатной выдаче. Рука постоянно отекает, и нужно делать упражнения по два часа в день.

На комиссии замерили руки и сказали, что они одинаковые по размеру, поэтому давать инвалидность не положено, — добавила пациентка.

По ее словам, отказы в инвалидности на первой и второй стадии повсеместны. Напротив, получить группу в таком случае — большая редкость. Впрочем, после перенесенных методов радикальной терапии и необходимости приема гормонов женщина не видит для себя реальной возможности устроиться на работу, несмотря на желание.

— Полноценно жить уже не можешь: после операции и лечения ты абсолютно лишен здоровой жизни. Даже суп варишь не два часа, как другие люди, а два дня. Нельзя просто взять кастрюлю с водой, почистить картошку и нарезать капусту.

Сперва нужно брать пустую кастрюлю и уже потом кружками с водой ее наполнять. Нельзя сказать, что ты абсолютно немощный, но твои телодвижения должны быть в несколько раз короче, чем у здоровых людей, — рассказала Щербакова.

Трудовые права и инвалидность

Больничный лист полагается онкопациенту, как только поставлен диагноз или еще до окончания диагностики (зависит от состояния), а также с момента начала лечения. Больничный выдается сначала на 10 дней, затем его продлевают – каждый раз не более, чем на 30 дней.

Важный фактор, который врач должен учитывать при определении срока больничного – клинический и трудовой прогноз. Если он благоприятный, то есть предполагается, что после окончания курса лечения пациент выйдет на работу, больничный продлевается на срок до 10 месяцев или даже до года.

Если нет, то через 4 месяца больничного лечащий врач должен направить пациента на медико-социальную экспертизу (МСЭ), чтобы решить вопрос об установлении инвалидности (п. 27 Приказа Минсоцздравразвития РФ от 29.06.2011 № 624н «Об утверждении порядка выдачи листков нетрудоспособности» http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?base=LAW;n=166192;req=doc#01319035737957317).

Бояться этого не надо: инвалидность не делает человека пожизненно нетрудоспособным, а лишь дает возможности для получения дополнительных льгот, выплат и при необходимости – протезов и прочих специальных технических средств. 

Работающие инвалиды II и III группы имеют такое же право на больничный лист, как и остальные сотрудники, – с сохранением рабочего места и выплатой пособия по временной нетрудоспособности. Однако больничный лист инвалиду выдается не более чем на 4 месяца подряд. В общей сложности за календарный год можно пробыть на больничном не более 5 месяцев.

Уволить заболевшего сотрудника работодатель не имеет права. Если назревает конфликт, можно обратиться за бесплатной консультацией в трудовую инспекцию своего региона.

Кроме того, если человек заболел после того, как уволился с работы, но с этого момента прошло не больше месяца, бывший работодатель должен будет оплатить больничный, независимо от причин увольнения.

Эта норма закреплена в законе «Об обязательном социальном страховании». http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19559/

КАК ПОЛУЧИТЬ ИНВАЛИДНОСТЬ?

Само по себе онкологическое заболевание не является основанием для установления инвалидности.

Показания для направления на медико-социальную экспертизу (МСЭ) возникают при необходимости трудоустройства и дачи трудовых рекомендаций радикально леченным больным, а также у больных, получающих адекватную химио и гормонотерапию, с сомнительным прогнозом после радикального лечения, с рецидивом и появлением отдаленных метастазов, с прогрессирующим течением заболевания после паллиативного лечения. На практике инвалидность устанавливают, как правило, через три-четыре месяца после начала лечения, если понятно, что его нужно будет продолжать.

Устанавливается инвалидность, исходя из критериев  ограничения жизнедеятельности и трудовой деятельности, которые  указаны в  Приказе Минтруда России от 29.09.2014 №664н. Группа инвалидности зависит от стадии заболевания, результатов гистологии, наличия или отсутствия метастаз, от объема проводимого или планируемого лечения.

  Фактически же при онкозаболевании инвалидность устанавливают для дальнейшего лечения, при невозможности трудиться по профессии в первые 3 года, в связи с плохим прогнозом заболевания. Оформление группы инвалидности не зависит от места прописки – ее можно оформить по месту фактического проживания в другом городе.

Если решение бюро МСЭ не устраивает пациента, он может обжаловать его в вышестоящих инстанциях, а также в суде.

Бессрочно инвалидность присваивается в очень редких случаях, обычно ее нужно подтверждать, проходя МСЭ раз в два года в случае I группы и раз в год в случае II и III групп. Снять инвалидность могут, подойдя к вопросу формально: если нет рецидивов и метастазов, и противоопухолевое лечение закончено.

Но на практике во время лечения могут возникнуть сопутствующие онкологии заболевания. Чтобы продлить инвалидность на основании этих заболеваний, необходимо подтвердить их наличие медицинскими документами. Пациенту нужно обратиться в поликлинику с этими жалобами, взять больничный, при необходимости пролечится в стационаре.

Общий срок документально подтвержденного лечения сопутствующих болезней должен быть не менее 6 месяцев.

В любом случае, речь о снятии инвалидности не может идти в период прохождения противоопухолевого лечения. Если это произойдет, то  в течения месяца можно будет обжаловать решение районного бюро в главное бюро МСЭ по региону или пожаловаться в прокуратуру. 

ЧТО ДАЕТ СТАТУС ИНВАЛИДА?

При оформлении инвалидности список льготных препаратов автоматически расширяется, а доступ к ним облегчается. Поэтому онкологическим пациентам имеет смысл оформить инвалидность и ни в коем случае не отказываться от соцпакета.

Инвалиды имеют право на получение по медпоказаниям любых лекарств из Перечня ЖНВЛП, действующего на данный момент. Согласно Федеральному закону  от 17.07.1999 №178 «О государственной социальной помощи», эти затраты компенсируются из федерального бюджета.

Список лекарств, положенных региональным льготникам содержится в другом перечне – в приложении к Территориальной программе госгарантий конкретного региона. И ограничивается финансовыми возможностями этого региона.

Помимо льготных лекарств получивший инвалидность человек имеет право на льготный проезд к месту лечения, на льготы при оплате услуг ЖКХ, на путевки в санаторий, на бесплатные технические средства реабилитации, на трудовые льготы (увеличенный отпуск, сокращенный рабочий день и другие).

Юристы раскритиковали новый приказ Минтруда о критериях установления инвалидности

В комментарии порталу Medvestnik.ru медицинский юрист Елена Волкова напомнила, что ранее критерии установления инвалидности определял ведомственный приказ 1024н.

Инвалидность устанавливалась на период от 2 до 5 лет в зависимости от типа и стадии онкологического заболевания с ежегодным переосвидетельствованием.

У пациента была гарантия, что в течение этого срока группу инвалидности ему не снимут и не понизят.

В связи со вступлением в силу 1 января этого года нового приказа прежний отменен. «В новом приказе Министерства труда и социальной защиты строки о периоде, на который устанавливается инвалидность, нет. То есть устанавливается группа, а если в дальнейшем нет ухудшения и человек в ремиссии, статус инвалида снимают. Это изменения в худшую сторону», — пояснила Елена Волкова.

Согласно действующей классификации наличие, например, рака молочной железы, приводит к ограничению жизнедеятельности на 40—60%, что соответствует третьей группе инвалидности.

«Если бы вы проходили МСЭ по старому приказу, вам установили бы третью группу на год и в течение пяти лет вы ходили бы и подтверждали ее, но с вас никто не смог бы снять эту группу. В новом приказе такой срок не указан.

То есть, если вам устанавливается группа и в течение 2—3 лет нет ухудшения, ее снимают», — уточнила эксперт.

Юристы требуют внести в приказ правки, согласно которым группа инвалидности дается на весь период лечения до стойкой ремиссии (5 лет и более), а после этого проходит оценка степени нарушений функций организма.

Продление инвалидности — очень большой вопрос, если у пациента нет метастатических процессов, подтвердила президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Ирина Боровова.

Например, у пациентов с ретинобластомой при удалении глаза инвалидность снимают в течение 5 лет, если другой глаз видит нормально.

«Наличие злокачественного новообразования — не прямой путь к инвалидности. Для ее получения нужно не только быть больным, но нуждаться во внешней помощи и утратить работоспособность. У наших пациентов эти три условия не всегда совпадают. У многих это вызывает шок: как же так —отказывают в назначении инвалидности при удалении груди.

То есть по факту онкологический пациент может стать инвалидом только когда он уже стоит одной ногой в могиле», — комментирует ситуацию председатель Координационного совета МОД «Движение против рака», член Общественного совета и Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Минздраве России Николай Дронов.

По его словам, данный вопрос критичен, поскольку многие законы в области государственных гарантий дают при инвалидности право на бесплатные препараты, средства технической реабилитации и другие льготы.

В середине января глава Следственного комитета Александр Бастрыкин потребовал провести проверку по факту нарушения прав ребенка с ретинобластомой, которому органы МСЭ отказали в продлении инвалидности по достижении ремиссии.

В результате у семьи не оказалось средств на ежегодную замену глазного протеза.

«Мы неоднократно на разных площадках просили правительство «отвязать» от статуса «инвалид» льготное обеспечение лекарствами, средствами технической реабилитации больных хроническими, потенциально инвалидизирующими заболеваниями.

В ответ мы слышим, что грядет реформа лекарственного обеспечения, где в том числе предполагают расширить покрытие льготным лекарственным обеспечением не инвалидов», — сообщил порталу Medvestnik.

ru сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов, президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулёв.

В начале января в ответе на запрос газеты «Коммерсантъ» Минтруд признал, что инвалидность не должна быть условием получения бесплатной помощи.

Президент и правительство дали поручения Минздраву по обеспечению лекарствами и изделиями медицинского назначения детей, страдающих хроническими заболеваниями и нуждающихся в постоянном медикаментозном лечении, независимо от наличия у них инвалидности.

В 2018 году правительство утвердило перечень заболеваний, при которых детям инвалидность может быть установлена бессрочно и даже заочно.

Читайте также:  Можно ли отказаться от счетчика на воду в квартире?

Как и зачем оформлять инвалидность

Часто пациенты, пройдя курс химиотерапии или пережив операцию, спешат вернуться к работе и не хотят получать инвалидность, чтобы больше не чувствовать себя больным и выброшенным из обычной жизни.

Это понятное желание, но с практической точки зрения, учитывая длительный процесс восстановления и возможные осложнения, оформление инвалидности может иметь смысл — тем более, что это не навсегда. Человек с инвалидностью получает ежемесячную денежную выплату (ЕДВ) и — что самое важное — социальный пакет.

Важнейшая составляющая этого пакета — льготные лекарства, которые пациентам с онкологией часто и подолгу приходится принимать и после выписки из стационара. Без льготы эти медикаменты, как правило, очень дороги.

Помимо льготных лекарств получивший инвалидность человек имеет право на льготный проезд к месту лечения и обратно, на льготы при оплате услуг ЖКХ, на путевки в санаторий, на бесплатные технические средства реабилитации (например, протезы, в том числе протезирование груди после мастэктомии), на трудовые льготы (увеличенный отпуск, сокращенный рабочий день и другие).

Любой онкологический диагноз — это инвалидность?

Часто врачи в поликлинике или онкодиспансере говорят пациенту, что ему не положена инвалидность, — но, во-первых, это не всегда соответствует действительности, а во-вторых, принятие решение об инвалидности — не в компетенции лечащего врача.

При этом он обязан направить на медико-социальную экспертизу пациента в следующих случаях: — если он потерял возможность работать после операции; — если он получает химиотерапию или гормонотерапию; — если прогноз лечения неясен или сомнителен; — если появились метастазы или начался рецидив.

На практике инвалидность устанавливают, как правило, через три-четыре месяца после начала лечения, если понятно, что его нужно будет продолжать.

В законе сформулированы три условия, которые должны выполняться для признания человека инвалидом: 1) имеется заболевание — нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма; 2) в результате заболевания ограничена жизнедеятельность пациента (человек полностью или частично не может обслуживать себя, передвигаться, работать и так далее); 3) есть необходимость в мерах соцзащиты (нужна реабилитация, льготы при покупке лекарств и так далее). Если врач упорствует и не дает направление, нужно требовать справку об отказе в направлении на освидетельствование с печатью поликлиники и с ней самостоятельно подавать заявление в бюро медико-социальной экспертизы.

Какие документы понадобятся?

Направить на медико-социальную экспертизу (МСЭ) может лечащий врач поликлиники, онкодиспансера или другого стационара, где проходит лечение пациент. Врач выдает пациенту посыльный лист на МСЭ и направление для прохождения анализов и врачей-специалистов.

Помимо получения медицинских документов нужно будет написать заявление о проведении экспертизы, предоставить копии паспорта и СНИЛС, а для тех, кто работает, — копию трудовой книжки, заверенную работодателем.

Необходимо удостовериться, что на всех медицинских документах стоит не только печать лечащего врача, но и поликлиники. После прохождения всех врачей поликлиника направляет посыльный лист и другие документы в бюро МСЭ, а пациент ждет, когда его вызовут на освидетельствование.

Дату обязаны назначить в течение 5 дней с момента подачи заявления, а само освидетельствование должно состояться не позднее, чем в течение 30 дней с момента подачи заявления.

Что делать, если человек не ходит или лежит в больнице?

Если состояние пациента не позволяет ему прийти на экспертизу самостоятельно, бюро МСЭ может провести выездную экспертизу на дому или в стационаре, где человек проходит лечение, либо принять решение заочно (последнее возможно, если инвалидность продлевается, а не получается впервые).

Кто и как принимает решение?

В бюро МСЭ, которое проводит экспертизу, — не менее трех специалистов, хотя бы один из них должен быть врачом по медико-социальной экспертизе. Остальные могут быть, например, психологами и реабилитологами, также в бюро может входить специалист по социальной работе.

Кроме того, пациент имеет право по собственному выбору пригласить на заседание любого специалиста (не только врача, но и, например, юриста), который будет участвовать принятии решения. Во время экспертизы пациенту задают вопросы, изучают его документы. Врачи-специалисты могут его осмотреть.

Также бюро МСЭ может направить пациента на дополнительное обследование, от которого он, впрочем, вправе отказаться.

Проходить эту процедуру нужно по месту прописки?

Оформление группы инвалидности не зависит от места прописки — ее можно оформить по месту фактического проживания в другом городе. Если бюро отказывается назначить экспертизу, мотивируя это отсутствием прописки, следует обращаться к руководителю главного бюро МСЭ того региона, где произошел конфликт.

Можно ли обжаловать отказ?

Если решение бюро МСЭ не устраивает пациента, он может обжаловать его в главное бюро МСЭ по региону в течение 30 дней. Решение главного бюро, тоже в течение месяца, можно обжаловать уже в Федеральное бюро МСЭ в Москве.

Кроме того, на любом этапе решение МСЭ любого уровня можно обжаловать в суде (в течение трех месяцев с момента его вынесения).

Для написания мотивированной жалобы пациент имеет право потребовать акты освидетельствования для ознакомления, написав заявление на имя руководителя бюро.

От чего зависит группа инвалидности?

Критерии присвоения I, II или III группы инвалидности определяются в соответствии с приказом Министерства труда и социальной защиты. В нем перечислены четыре степени нарушений функций организма, выраженные в процентах, а также выделены семь категорий жизнедеятельности и степени их ограниченности.

Сопоставляя все эти показатели по каждой категории (способность к самообслуживанию, к труду, к самостоятельному передвижению и другим), эксперты присваивают инвалиду группу. — Самая «тяжелая» — I группа.

Ее присваивают инвалиду в том случае, если он не может себя самостоятельно обслуживать и нуждается в постоянной посторонней помощи: например, при полной слепоте, ампутации ног, ампутации обеих ног, параличе.

— II группу назначают тем, на чью жизнь значительно повлияло заболевание и кому может требоваться посторонняя помощь, но не постоянно, нужны протезы и специальные технические средства. Примеры таких заболеваний: частичная глухота или слепота, некоторые психические расстройства, речевые нарушения.

— III группу инвалидности присваивают в том случае, если хроническое заболевание или последствия оперативного вмешательства снизили работоспособность пациента, ему нужны особые условия работы или снижение нагрузки. При одном и том же диагнозе пациентам могут быть присвоены разные группы инвалидности — это зависит от того, как заболевание в каждом конкретном случае повлияло на качество жизни и состояние человека.

После получения инвалидности меня уволят?

Если сотруднику присвоили III группу инвалидности, работодатель не имеет права его уволить. Но в реальности, особенно если сотруднику теперь требуются особые условия труда или сокращенная нагрузка, его могут уговаривать уволиться по собственному желанию или сократить должность, которую он занимает.

Известить о сокращении сотрудника-инвалида работодатель должен за два месяца до увольнения, и в течение шести месяцев после сокращения должности не имеет права вводить ее снова. При сокращении сотрудник получает выходное пособие за два месяца, а если в течение двух недель встанет на биржу труда и там его не устроят на работу, ему полагается еще один оклад, за третий месяц.

Также инвалида III и II группы работодатель может попытаться уволить по статье 83 Трудового кодекса — в связи с тем, что он не может больше выполнять свои трудовые обязанности, а на предприятии нет должностей, занимать которые может человек с такими ограничениями по состоянию здоровья.

При этом помимо невыплаченных на момент увольнения зарплаты и отпускных инвалиду полагается компенсация в размере двухнедельного заработка. I группа инвалидности считается «нерабочей», но на практике это не означает, что человек не имеет права устроиться на работу. Например, ему может быть доступен надомный труд или работа в особых условиях.

Обжаловать решение работодателя, которое сотрудник-инвалид считает незаконным, он может в суде. Бесплатную консультацию по вопросу нарушения трудовых прав он может получить в районной трудовой инспекции.

Почему инвалидность снимают и как ее сохранить?

Инвалидность присваивается бессрочно в очень редких случаях, они перечислены в постановлении Правительства России №247, принятом в 2008 году: например, при рецидивах и метастазах и неэффективности лечения злокачественных опухолей, некоторых видах ампутаций, мышечных дистрофий, полной слепоте и слепоглухоте.

В остальных случаях инвалидность нужно подтверждать, проходя МСЭ раз в два года в случае I группы и раз в год в случае II и III групп. Пациентам с онкологией следует помнить, что им могут снять инвалидность, подойдя к вопросу формально: если нет рецидивов и метастаз и противоопухолевое лечение закончено.

Но на практике во время лечения могут возникнуть сопутствующие заболевания, которые снижают качество жизни не меньше, чем курс химиотерапии. Чтобы продлить инвалидность на основании сопутствующих онкологии заболеваний, нужно подтвердить их наличие медицинскими документами.

Пациенту нужно обратиться в поликлинику с этими жалобами, взять больничный, при необходимости пролечится в стационаре. Общий срок документально подтвержденного лечения сопутствующих болезней должен быть не менее 6 месяцев.

Правила получения инвалидности при онкологии: основания, процедура | Правоведус

Онкология отдельный раздел в клинической медицине, который изучает доброкачественные и злокачественные опухоли, основу их возникновения и развития, разрабатывает методику диагностики, профилактики и лечения заболевания. Отметим сразу, что многие случаи онкологических заболеваний предполагают получение инвалидности.

Статус инвалида устанавливается после прохождения пациентом медицинского освидетельствования в бюро МСЭ (медико-социальной экспертизы). Оформление инвалидности при онкологии возможно после нахождения пациента на больничном листе в течение 4-х месяцев.

В это время больной проходит первичное лечение с диагностикой опухоли, установлением необходимости хирургического вмешательства и разработкой индивидуальной схемы медикаментозного лечения.

В некоторых случаях лечащий врач вправе увеличить срок действия больничного листа в зависимости от состояния больного.

После того как будет пройден первичный этап лечения, пациент может подавать документы на оформление инвалидности при онкологии, независимо от мнения медперсонала. В случаях препятствования со стороны лечащего врача, больной вправе самостоятельно обратиться в органы пенсионного обеспечения и соцзащиты за помощью и получением инвалидности.

Для того чтобы получить направление на медико-социальную экспертизу, специалисты которой занимаются установлением инвалидности после операции, при онкологии и в других случаях, пациенту необходимо обратиться к лечащему врачу-онкологу за направлением в бюро МСЭ и посыльным листом для посещения необходимых специалистов и сдачи анализов.

Обязательными исследованиями являются:

  • посещение терапевта;
  • прохождение рентгена грудной клетки;
  • ультразвуковое исследование брюшной полости;
  • ЭКГ;
  • общие анализы.

В случае необходимости врач может назначить прохождение дополнительных обследований. После сбора всех документов, лечащим врачом устанавливается окончательный диагноз и заверяется у главврача лечебного учреждения, где наблюдается пациент.

Критерии, по которым определяется группа инвалидности при онкологии

Одним из основных критериев является внутренний орган, пораженный опухолью. Так, к примеру, после прохождения лечения рака кожи, больной может полноценно исполнять свои трудовые обязанности, в то время как пораженные опухолью внутренние органы значительно снижают работоспособность человека. На определение группы инвалидности при онкологии также влияет и локализация опухоли.

О прогнозе дальнейшего развития онкологического заболевания, а также о необходимости хирургического вмешательства можно узнать у лечащего врача. Кроме того, инвалидность при онкологии назначается в зависимости от количества проведенных хирургических операций, сеансов лучевой и химиотерапии, которые могут повлечь за собой серьезные последствия.

Возможные решения медико-социальной экспертизы

Определение группы инвалидности при онкологии происходит, в первую очередь, на основании предоставленных результатов медицинских исследований и справок.

Инвалидность может быть назначена с датой последующего переосвидетельствования либо бессрочно.

При обнаружении злокачественной опухоли в случае продолжительного лечения больничный лист не продлевается, а пациент направляется в бюро МСЭ для прохождения медико-социальной экспертизы.

В перечне заболеваний, при которых группа инвалидности при онкологии назначается бессрочно (при условии невозможности полноценного излечения), определены следующие случаи онкологических заболеваний:

  • злокачественные новообразования кроветворной, лимфоидной или иных родственных им тканей при тяжелом состоянии организма;
  • злокачественные новообразования с образованием метастаз после получения радикального лечения;
  • тяжелое состояние организма после полученного лечения;
  • инкурабельность онкологического заболевания;
  • доброкачественные новообразования с поражением спинного и головного мозга, повлекших за собой нарушение зрения и речи, функций опорно-двигательной системы.

Кроме того, установление группы инвалидности бессрочно возможно в случаях экстренного хирургического вмешательства, когда могут сформироваться иные причины утраты трудоспособности (ампутация конечностей и т.д.).

В перечень документов, необходимых для оформления инвалидности при онкологии, входят:

  • документ, удостоверяющий личность;
  • полис обязательного медицинского страхования;
  • направление в бюро МСЭ для прохождения медико-социальной экспертизы, выданное медучреждением, в котором проходил лечение пациент (в случаях самостоятельного сбора документов можно предоставить направление из органов пенсионного фонда или соцзащиты);
  • заявление в БМСЭ;
  • медицинские документы, которые подтверждают наличие онкологического заболевания у пациента (результаты проведенных исследований, выписки из онкологических медучреждений и другое);
  • справка с места работы с указанием условий труда/заверенная работодателем копия трудовой книжки;
  • копии всех представленных документов.

Оформление группы инвалидности при онкологии осуществляется в бюро МСЭ, которое соответствуюет распределению по месту жительства пациента. В случае увеличения срока рассмотрения заявления о проведении медико-социальной экспертизы и получения положительного решения на комиссии, группа инвалидности при онкологии присваивается со дня подачи заявления.

Если пациенту было отказано в присвоении статуса инвалида, он вправе обжаловать решение МСЭ в вышестоящих органах: в главном бюро МСЭ и федеральном бюро МСЭ. А также возможно обжалование решения комиссии в судебном порядке.

Инвалидность по новым правилам: что изменилось

С января этого года вступили в силу новые правила установления инвалидности. Список заболеваний расширили, добавили несколько новых диагнозов — детский сколиоз, доброкачественные опухоли. В то же время ряд медицинских юристов и представителей пациентских организаций опасаются, что теперь инвалидность будет получить сложнее. РИА Новости разбиралось, так ли это.

Читайте также:  Действует ли в снт закон о тишине?

«За год попала в больницу шесть раз»

Жительнице Подмосковья Елене И. (имя изменено) 22 года. В 2019-м у нее нашли неспецифический язвенный колит. «Если вы не знаете об этом заболевании, то вы — счастливчик, — начинает свой непростой рассказ Лена. — Представьте: кровавая диарея по 10-15 раз.

Ты не можешь не то что ходить на работу или учебу — даже в магазин в соседнем дворе страшно выбежать. Прибавьте к этому ужасные боли в животе, такие, при которых получается только лежать. Обезболивающие не помогают.

Да и нельзя их принимать — они еще больше разъедают изъязвленную слизистую».

Язвенный колит — аутоиммунное заболевание. По неустановленной пока причине иммунная система девушки дала сбой и начала атаковать здоровые клетки кишечника. При первом обострении Лена пыталась лечиться дома и работать.

Но потом из-за частых отлучек в туалет и повысившейся температуры вынуждена была лечь в больницу. За год она побывала там шесть раз. Противовоспалительная терапия не помогла, пациентку посадили на гормоны. Именно в больнице девушке впервые сказали, что ей нужно оформить инвалидность.

Только в этом случае можно рассчитывать на получение бесплатных лекарств, которые стоят по пять-десять тысяч рублей.

Лена собрала все необходимые документы: выписки от врачей, результаты эндоскопического исследования. Но специалистов медико-социальной экспертизы на комиссии больше интересовали другие показатели: рост, вес.

«Нет, в выписку они, конечно, заглянули, но как-то вскользь. И принялись уточнять, сколько я вешу сейчас, сколько весила до болезни. Сначала я даже не поняла, зачем они об этом спрашивают. Только потом прочитала, что в критериях для получения инвалидности при воспалительных заболеваниях кишечника, которые действовали на тот момент, был пункт «индекс массы тела».

При этих заболеваниях питательные вещества не всасываются в изъязвленную слизистую. Человек стремительно худеет. Проблема в том, что за неделю до МСЭ Лена как раз закончила принимать гормоны, после которых вес пополз вверх. За неделю она набрала девять килограммов.

«Врачам я пыталась объяснить, что пополнела из-за преднизолона. Но меня не услышали. У меня не было дефицита веса — и в инвалидности мне отказали. Мне прямо заявили: мол, выглядишь хорошо, предложенная терапия действует. На работу не можешь ходить? Так можно подыскать удаленную. Сейчас так все делают».

Через неделю после МСЭ гормоны перестали помогать Лене. Единственный выход — инновационная биологическая терапия. Курс стоит примерно сто тысяч в месяц. Причем принимать лекарство нужно пожизненно, прерывать курс нельзя.

«При инвалидности его выдают бесплатно. Мне же придется покупать. Вот только на что, не знаю. Из-за постоянных обострений меня уволили с двух мест работы. Если инвалидность не дадут и в этом году, не знаю, как буду жить».

Представитель общественной организации поддержки пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника «Доверие» Татьяна Шашурина подтвердила: именно из-за индекса массы тела многим пациентам с болезнью Крона и язвенным колитом отказывали в инвалидности. «Ситуация у всех стандартная: пьют гормоны — вес идет вверх — индекс массы тела увеличивается — инвалидность не дают».

Но в новом приказе Минтруда, вступившем в силу 1 января 2020 года, этот пункт убрали. Возможно, теперь больным этого профиля инвалидность будет получить легче.

«Один кусок хлеба в день»

Гульнара Бурашникова живет в городе Туймазы Республики Башкирия, в одиночку воспитывает трех дочерей. У двух младших — близняшек Ксении и Вероники — тяжелое хроническое заболевание фенилкетонурия.

Гульнара с точностью до миллиграмма знает, сколько белка содержится в картошке, а сколько — в куске хлеба. Для нее это не прихоть — жизненная необходимость.

Печень девочек не расщепляет одну из аминокислот белка — фениланин.

Накопление этого вещества в крови приводит к умственной отсталости, поражению центральной нервной системы. Такие дети пожизненно сидят на жесточайшей безбелковой диете. Им нельзя есть мясо, рыбу, птицу, обычные макароны, крупы, яйца, молочку — почти все из того, что у нас постоянно на столе.

«Максимум девочки ежедневно могут получить восемь-девять граммов белка — это, грубо говоря, кусок хлеба», — уточняет Гульнара.

Рацион близняшек состоит из продуктов на основе крахмала. Специальные макароны, мука, хлеб. Только стоят все эти далеко не изысканные яства дороже многих деликатесов. Например, крошечный батон безбелкового хлеба — 250-300 рублей.

Семисотграммовый пакет муки — 220 рублей. Пачка макарон, в которой всего одна порция, — 90 рублей. «И это цены на самые дешевые отечественные безбелковые продукты. На импортные денег у меня не хватает.

Одна пачка иностранных макарон может стоить 600 рублей».

Когда девочки были на инвалидности, пенсия очень выручала — на двоих выходило порядка 40 тысяч рублей, которые полностью уходили на специализированное питание.

«Но в декабре 2019-го, когда дочерям исполнилось 14, группу нам сняли. Объяснили, что все микробиологические показатели в норме. Повторно комиссию мы прошли в январе — опять отказ. Но ведь само заболевание не ушло! Стоит прекратить употреблять специальные продукты, все изменится уже через несколько месяцев. На это нас толкают?»

Гульнара устроилась курьером — днем готовит близняшкам специальную еду, вечером развозит посылки. «Пока выживаем на остатках. Плюс на форумах обмениваемся с другими мамами. Но как будем жить дальше, не знаю».

По словам представителя пациентской организации больных фенилкетонурией, в 14 лет у детей с таким диагнозом снимают инвалидность по всей стране.

«Но ведь это абсурд: если бы мамы не следили за детьми, не давали бы им спецпитание, нарушения были бы заметны — и инвалидность бы сохраняли. Эти женщины, в большинстве воспитывающие детей в одиночку, следят за каждым граммом белка. Как итог — группу снимают. Мы обращались с просьбами оставить инвалидность хотя бы до 18 лет, но нас не услышали».

В то же время эксперт ОНФ, генеральный директор Национального центра проблем инвалидности Александр Лысенко утверждает, что в новых правилах больным фенилкетонурией уделили особое внимание: «Если раньше врачи смотрели лишь на показатели белкового обмена — в случае, когда дети соблюдали диету, инвалидность снимали, — то теперь обращают внимание и на другие признаки».

Изменились критерии не только по этому заболеванию. «Полностью переработан ряд разделов, в том числе по туберкулезу, болезням крови, заболеваниям эндокринной системы (включая сахарный диабет).

При врожденных расщелинах твердого и мягкого неба учитывается завершенность реабилитационных мероприятий.

Если раньше инвалидность снимали после проведения реконструктивных операций, то сейчас учитывают, остались ли проблемы с речью, глотанием, завершена ли ортодонтологическая коррекция».

Появились в классификации и новые диагнозы. «К примеру, детский аутизм, врожденный сколиоз. Если раньше таким пациентам инвалидность давали поздно — в пять-семь лет, то сегодня могут дать с рождения, — объясняет Александр Лысенко. — Кроме того, впервые группу могут получить больные с доброкачественными опухолями — например, мозга».

«Не получат дорогостоящих лекарств»

Но ряд экспертов считают, что на фоне включения в перечень пациентов с новыми патологиями Минтруд ухудшил ситуацию с прежними. В январе 2020-го медицинский юрист Елена Волкова опубликовала петицию «Не позволим лишать инвалидности онкопациентов».

На данный момент ее подписали почти 143 тысячи человек.

Как объясняет Елена, если раньше при некоторых типах онкологии инвалидность давали на срок от двух до пяти лет с ежегодным переосвидетельствованием, то в новом приказе о временных рамках — ни слова.

Однако проблема нового приказа Министерства труда и социального развития № 585н, считает юрист, не только в этом. По ряду онкологических диагнозов снизили оценку нарушений функций организма. Под «урезание» попали такие диагнозы, как рак шейки матки, болезнь Ходжкина.

«Если ранее при злокачественном новообразовании шейки матки на первой и второй стадии давали третью группу инвалидности, то сейчас для того, чтобы ее получить, необходимо иметь нарушения функции системы крови, иммунной, сердечно-сосудистой, эндокринной системы или же метаболизма», — объясняет юрист.

Похожая ситуация, говорит Волкова, и с меланомой. «Если по старому приказу при удалении злокачественной опухоли кожи на первой и второй стадии в течение первых пяти лет давали третью группу, то сейчас после радикального удаления меланомы первой стадии инвалидность можно получить только при наличии осложнений».

Изменили критерии, считает юрист, и по болезни Ходжкина. «По предыдущему приказу после достижения полной ремиссии присваивали третью группу инвалидности на срок три года. В новом документе об этом ни слова».

Руководитель службы помощи онкологическим пациентам «Ясное утро» Ольга Гольдман также считает, что нововведения больно ударят именно по онкопациентам на первой стадии. «Получается, люди, которые имеют наибольшие шансы выздороветь, лишаются инвалидности. Но группа — это ведь не только льгота на оплату ЖКХ и бесплатный проезд. Это прежде всего обеспечение лекарствами.

Есть всего два списка — федеральный, если у человека инвалидность, и региональный — если ее нет. Самые дорогостоящие лекарства зачастую можно получить только с федеральной льготой. Если у больного ее нет, многие препараты ему недоступны.

У нас три с половиной миллиона онкологических пациентов. Из них как минимум треть находятся на начальных стадиях.

И они не получат инвалидность? Это идет вразрез с общей политикой по здравоохранению, которая нацелена на борьбу с онкозаболеваниями».

Москвичке Светлане Алексеенко 55 лет. В 2017 году у нее обнаружили рак молочной железы на первой стадии. Провели мастэктомию, удалили лимфоузлы с правой стороны. В течение двух лет у нее была третья группа инвалидности. Но на очередной МСЭ, которую Светлана проходила 24 января, группу сняли.

«Мне сразу объяснили, что по новым правилам инвалидность мне не положена. Якобы ее дают только тем, у кого есть лимфодренаж или метастазы. А у меня, слава Богу, ничего этого нет».

В дорогостоящих лекарствах Светлана не нуждалась, гормоны для терапии ей выдают бесплатно.

Однако, имея группу инвалидности, она раз в год могла получить экзопротез — силиконовый вкладыш, заменяющий удаленную грудь. Плюс два специальных бюстгальтера.

«Людям, которые не сталкивались с такой проблемой, может показаться, что это мелочи. Но на самом деле это достаточно дорогие медицинские изделия.

Один только протез стоит от 2,5 до шести тысяч рублей. Комплект с бюстгальтерами — одиннадцать. Из-за болезни и химиотерапии я была вынуждена перейти на менее оплачиваемую работу. Так что для меня и тысяча рублей — большие деньги».

«Изменения только позитивные»

В Министерстве труда и соцзащиты успокаивают: вступившие в силу с 1 января классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы, сохраняют все подходы, действовавшие ранее. В том числе в отношении установления инвалидности онкологическим больным с первой и второй стадией заболевания.

«Как и в предыдущих классификациях, с первой стадией меланомы, с раком молочной железы, раком желудка, кишечника, болезнью Ходжкина, в том числе первой и второй стадии, оценивается не просто стадия заболевания, а учитывается клинический прогноз, степень нарушенных функций организма после проведенного лечения, локализация и размер опухоли, вид и объем лечения, наличие ремиссии или возникновение рецидивов, метастазов, осложнений и так далее», — прокомментировали в ведомстве РИА Новости.

Не произошло, утверждают чиновники, и «урезания» по баллам «инвалидизации». «Раздел по злокачественным новообразованиям дополнен количественной оценкой степени выраженности стойких нарушений функций при заболеваниях от десяти до 30 процентов, которых ранее не было. При этом те нарушения, которые были ранее оценены в 40-60 процентов, остались без изменений».

Сразу после вступления приказа в законную силу ведомство организовало мониторинг применения новых классификаций. Особое внимание уделят срокам, на которые устанавливается инвалидность при онкопатологии. В случае необходимости внесут соответствующие изменения.

На то, что критерии можно будет «двигать», обратил внимание и Александр Лысенко.

«Новая классификация — не священная корова. Уже сегодня мы обсуждаем изменения. Я, например, считаю, что было ошибочным решение отказывать в инвалидности детям при одноглазии. Очень надеюсь, что мы восстановим эту норму. Также есть проблемы при установлении группы больным муковисцидозом, при осложнениях сахарного диабета — над этим тоже работаем».

Изменений очень ждут, например, в Красноярске. У восьмилетнего сына Натальи Селиной Севы нет левого глаза. В 2013 году мальчику диагностировали ретинобластому — злокачественную опухоль сетчатки.

«Нас сразу отправили на удаление, потом были блоки химии. Сначала инвалидность дали на год, потом продлили еще на пять лет. А в декабре 2019-го сняли.

Руководитель МСЭ сказала, что само по себе отсутствие парного органа не является причиной инвалидности, ведь второй видит хорошо».

Первое время из-за химиотерапии у мальчика были проблемы с речью и развитием, но благодаря логопеду и неврологу все удалось исправить. Сейчас единственное напоминание о раке — протез, который нужно менять дважды в год. В Красноярске, к примеру, такая услуга стоит 18,9 тысячи рублей. «По инвалидности нам один делали бесплатно». 

Истории детей, перенесших ретинобластому, то и дело мелькают в СМИ. В прошлом году на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека об этой проблеме рассказал Владимиру Путину адвокат Шота Горгадзе. Президент поручил до 30 апреля отчитаться о принятых мерах. 

«Мы очень надеялись, что о нас вспомнят в новых критериях установления инвалидности, что закон пересмотрят. Но чуда пока не произошло, — переживает Наталья Селина. — Инвалидом человека с одним глазом по-прежнему не считают».

Ссылка на основную публикацию