Апелляционное определение № 33-1712/2015 от 16 июня 2015 г. по делу № 33-1712/2015

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • №33-КГ15-19

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 15 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселева А.П., Асташова С В .

  1. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Бакаева С А к администрации Мгинского городского поселения Кировского муниципального района Ленинградской области, администрации Кировского муниципального района Ленинградской области о признании права собственности на жилой дом по кассационной жалобе Бакаева С А на постановление президиума Ленинградского областного суда от 26 мая 2015 г.
  2. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
  3. установила:
  4. Бакаев СА. обратился в суд с указанным выше иском, в обоснование которого указал, что является собственником земельного участка расположенного по адресу:,

с разрешенным использованием — для крестьянского (фермерского) хозяйства растениеводческого направления (цветоводства). На основании распоряжения главы администрации Лезьенского сельского Совета Кировского района Ленинградской области от 22 августа 1992 г.

на указанном земельном участке возведен жилой дом для постоянного проживания и ведения крестьянского (фермерского) хозяйства В государственной регистрации права собственности на жилой дом ему было отказано в связи с тем, что по окончании строительства жилой дом не был сдан государственной приемочной комиссии.

Истец просил признать за ним право собственности на жилой дом общей площадью кв.м расположенный на принадлежащем ему на праве собственности земельном участке по указанному адресу.

Решением Кировского городского суда Ленинградской области от 8 сентября 2014 г. в удовлетворении исковых требований Бакаева С.А отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 4 декабря 2014 г. решение суда отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования Бакаева СА. удовлетворены.

Постановлением президиума Ленинградского областного суда от 26 мая 2015 г. по кассационной жалобе администрации Кировского муниципального района Ленинградской области апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 4 декабря 2014 г. отменено, оставлено в силе решение Кировского городского суда Ленинградской области от 8 сентября 2014 г.

В кассационной жалобе Бакаева СА. содержится просьба об отмене постановления президиума Ленинградского областного суда от 26 мая 2015 г.

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение о передаче кассационных жалобы или представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если имеются основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке.

При изучении доводов кассационной жалобы Бакаева С.А. по материалам истребованного дела такие основания для передачи кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установлены.

  • Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального
  • кодекса Российской Федерации).
  • Из обжалуемых судебных постановлений следует, что единственным основанием для отказа в иске послужил вывод суда первой инстанции, с которым согласился суд кассационной инстанции о том, что возведение спорного жилого строения не соответствует разрешенному виду использования земельного участка истца.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Бакаеву С.А. на праве собственности принадлежит земельный участок, расположенный по адресу: Ленинградская область, Кировский район, дер. Кирсино ул. Карьерная, д. 8а.

Данный участок относится к категории земель сельскохозяйственного назначения и имеет разрешенное использование — для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства растениеводческого направления (цветоводства) (л.д. 5).

Распоряжением главы администрации Лезьенского сельского Совета Кировского района Ленинградской области от 28 августа 1992 г. Бакаеву СА разрешено строительство жилого дома для постоянного проживания, гаража хозблока и хранилища по проекту, согласованному с главным архитектором района (л.д. 9).

На основании указанного распоряжения истцом с органом коммунального хозяйства Лезьенского Совета народных депутатов 11 декабря 1992 г. был заключен договор на постройку для истца деревянного жилого дома (л.д. 10-11).

Дом возведен в 1992 году (л.д. 6).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Бакаева С.А.

, суд первой инстанции указал, что строительство жилого дома на земельном участке, который относится к категории земель сельскохозяйственного назначения и имеет разрешенное использование — для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, противоречит целевому назначению земельного участка, а распоряжение главы администрации Лезьенского сельского Совета Кировского района Ленинградской области от 28 августа 1992 г. вынесено с нарушением действовавшего законодательства Доказательств, свидетельствующих об изменении категории земельного участка и вида его разрешенного использования, суду не представлено.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда сослалась на то, что жилой дом возведен Бакаевым СА.

в соответствии с разрешением органа власти на предоставленном истцу в установленном законом порядке земельном участке.

При этом судебная коллегия указала, что распоряжение главы администрации Лезьенского сельского Совета Кировского района Ленинградской области от 28 августа 1992 г. оспорено не было.

  1. Отменяя апелляционное определение судебной коллегии по
  2. гражданским делам Ленинградского областного суда от 4 декабря 2014 г.,
  3. президиум Ленинградского областного суда согласился с выводами суда первой инстанции, указав, что строительство индивидуального жилого дома на земельном участке из земель сельскохозяйственного назначения предоставленном для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства законом не предусмотрено.
  4. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы президиума Ленинградского областного суда сделаны с нарушением норм материального права.

Как установлено судом и следует из материалов дела, распоряжением главы администрации Лезьенского сельского Совета Кировского района Ленинградской области от 28 августа 1992 г. Бакаеву С.А. разрешено строительство жилого дома для постоянного проживания, а также гаража хозблока и хранилища на земельном участке, выделенном для организации крестьянского хозяйства.

Данный земельный участок принадлежит Бакаеву СА. на праве собственности.

  • Спорное жилое помещение возведено в 1992 году, при этом суд апелляционной инстанции посчитал установленным, что данное жилое помещение соответствует цели ведения крестьянского (фермерского хозяйства.
  • Доказательств обратного ответчиком не представлено, в решении суда первой инстанции либо в постановлении президиума Ленинградского областного суда не приведено.
  • Кроме того, суд кассационной инстанции в соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не вправе исследовать новые доказательства, устанавливать обстоятельства, не установленные судами первой и апелляционной инстанций, либо отвергать установленные ими обстоятельства.
  • В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

На момент выдачи истцу разрешения на строительство дома, а равно на момент постройки этого дома, как это установлено судом, правовое положение крестьянского (фермерского) хозяйства регулировалось Законом РСФСР от 22 ноября 1990 г. № 348-1 «О крестьянском (фермерском хозяйстве».

  1. В соответствии с подпунктом «в» пункта 1 статьи 10 этого закона
  2. гражданину, имеющему земельный участок для ведения крестьянского
  3. хозяйства на праве пожизненного наследуемого владения или в
  4. собственности, предоставляется право возводить жилые, производственные,
  5. бытовые и иные строения и сооружения.

Закон РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (пункт 2 статьи 23 данного закона).

Согласно статье 6 Федерального закона от 11 июня 2003 г.

№ 74-ФЗ в состав имущества фермерского хозяйства могут входить земельный участок хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственные и иные техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и иное необходимое для осуществления деятельности фермерского хозяйства имущество (пункт 1).

Согласно пункту 2 статьи 257 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) в совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства находятся предоставленный в собственность этому хозяйству или приобретенный земельный участок, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов.

Таким образом, приведенные положения Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» и Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат указания о возможности строительства жилых домов на землях крестьянского (фермерского) хозяйства.

Между тем первая часть Гражданского кодекса Российской Федерации введена в действие с 1 января 1995 г. (статья 1 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»), а Федеральный закон от

11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» со дня его официального опубликования — 16 июня 2003 г.

(пункт 1 статьи 23 этого закона), то есть после выдачи разрешения на строительство спорного жилого строения и завершения его строительства, как это установлено судом, а следовательно, они не могли применяться в качестве обоснования вывода о незаконности уже существующего строения и ранее выданного разрешения на его строительство.

  • Действовавший на момент возникновения спорных отношений Земельный кодекс РСФСР запрета на возведение жилых строений на земельных участках, предоставленных для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, не содержал (главы 9, 10), а приведенные выше положения Закона РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» прямо предусматривали право на возведение жилых строений на земельных участках, находящихся в собственности граждан и предназначенных для
  • ведения крестьянского (фермерского) хозяйства.
  • Таким образом, обжалуемое судебное постановление принято президиумом Ленинградского областного суда с нарушением правил действия закона во времени.
Читайте также:  Если есть завещание кто может претендовать на наследство

Допущенное судом кассационной инстанций нарушение норм материального права является существенными и непреодолимыми, в связи с чем может быть исправлено только посредством отмены постановления президиума Ленинградского областного суда от 26 мая 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление президиума Ленинградского областного суда от 26 мая 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Поиск решений судов общей юрисдикции

Судья Гумирова А.М.              У�Д-16RS0048-01-2016-004873-93

  • Дело в„–2-4006/2016 (13-746/2019)
  • в„– 33-17722/2019
  • Учет в„– 203Рі
  • Рћ Рџ Р  Р• Р” Р• Р› Р• Рќ Р� Р•

24 октября 2019 г. г. Казань

Верховный Суд Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Халитовой Г.М.

Судей Чекалкиной Е.А., Телешовой С.А.

при ведении протокола помощником судьи Гиниатуллиной Р.Т.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по частной жалобе Масленникова М.С. на определение Московского районного суда города Казани Республики Татарстан от 8 августа 2019 г., которым постановлено:

отказать Масленникову Михаилу Сергеевичу в восстановлении процессуального срока для подачи заявления об отмене заочного решения Московского районного суда г.

Казани РТ от 18 августа 2016 года по иску акционерного общества «Металлургический коммерческий банк» к Масленникову Михаилу Сергеевичу о взыскании задолженности по кредитному договору.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы Масленникова М.С. об отмене определения, суд апелляционной инстанции

Сѓ СЃ С‚ Р° РЅ Рѕ РІ Рё Р» :

Масленников М.С.

обратился в суд с заявлением о восстановлении процессуального срока для подачи заявления об отмене заочного решения Московского районного суда города Казани Республики Татарстан от 18 августа 2016 года по иску акционерного общества «Металлургический коммерческий банк» к Масленникову Михаилу Сергеевичу о взыскании задолженности по кредитному договору. Просил восстановить срок для подачи заявления об отмене заочного решения Московского районного суда города Казани Республики Татарстан от 18 августа 2016 года по гражданскому делу № 2-4006/16.

Масленников М.С.

в судебном заседании на удовлетворении заявления настаивал, пояснив, что с заочным решением не согласен, о вынесенном судебном акте ему стало известно лишь 27 июня 2019 года.

  1. Представитель истца ПАО «Совкомбанк» в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения заявления извещен.
  2. Заинтересованное лицо АО «Металлургический коммерческий банк» в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения заявления извещен надлежащим образом.
  3. Суд вынес определение в выше приведенной формулировке.

С данным определением не согласен Масленников М.С., который в частной жалобе ставит вопрос о его отмене.

Указывает, что он не был извещен судом о дне и месте рассмотрения гражданского дела и вынесении решения.

Также полагает, что суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу о том, что заочное решение было им получено 23 сентября 2016года.

Рассмотрев материал в отсутствие лиц, участвующих в деле на основании ч. 2 ст.

333 ГПК РФ, проверив определение суда, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия находит определение суда правильным и не усматривает оснований для его отмены.

  • Р’ соответствии СЃРѕ статьей 237 Гражданского процессуального кодекса Р РѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕР№ Федерации ответчик вправе подать РІ СЃСѓРґ, принявший заочное решение, заявление РѕР± отмене этого решения СЃСѓРґР° РІ течение семи дней СЃРѕ РґРЅСЏ вручения ему РєРѕРїРёРё этого решения.
  • Заочное решение СЃСѓРґР° может быть обжаловано сторонами также РІ апелляционном РїРѕСЂСЏРґРєРµ РІ течение месяца РїРѕ истечении СЃСЂРѕРєР° подачи ответчиком заявления РѕР± отмене этого решения СЃСѓРґР°, Р° РІ случае, если такое заявление подано, — РІ течение месяца СЃРѕ РґРЅСЏ вынесения определения СЃСѓРґР° РѕР± отказе РІ удовлетворении этого заявления.
  • Р’ соответствии СЃ частью 1 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Р РѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕР№ Федерации лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный СЃСЂРѕРє РїРѕ причинам, признанным СЃСѓРґРѕРј уважительными, пропущенный СЃСЂРѕРє может быть восстановлен.
  • Р�Р· смысла процессуального законодательства следует, что уважительными причинами РїСЂРѕРїСѓСЃРєР° СЃСЂРѕРєР° для обжалования решения СЃСѓРґР° признаются такие причины, которые объективно препятствовали участнику процесса своевременно подать жалобу.

�з материалов дела усматривается, что заочным решением Московского районного суда города Казани Республики Татарстан от 18 августа 2016 года постановлено: взыскать с Масленникова М.С. в пользу АО «Металлугический коммерческий банк» 1 309 372,96 руб. в счет погашения задолженности по кредитному договору, а также 14 746,86 руб. в возврат государственной пошлины.

Копия заочного решения Московского районного суда города Казани Республики Татарстан от 18 августа 2016 года была направлена в адрес ответчика, которая получена ответчиком 23 сентября 2016 года, что подтверждается отчетом об отслеживании отправления с почтовым идентификатором 42006991802476. (л.д.73)

18 июля 2019 года Масленников М.С. обратился в суд с заявлением о восстановлении процессуального срока для подачи заявления об отмене заочного решения суда.

  1. Отказывая в удовлетворении заявления о восстановлении срока на подачу заявления об отмене заочного решения суд первой инстанции не усмотрел уважительных причин пропуска установленного законом срока для подачи заявления об отмене заочного решения.
  2. С таким выводом суда первой инстанции следует согласиться, поскольку он основан на законе и подтверждается материалами дела.
  3. При указанных обстоятельствах определение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены судебная коллегия не усматривает.

Заочное решение было вручено ответчику еще 23.09.

2016года, вступило в законную силу, в связи с чем, судебная коллегия считает, что оснований для восстановления срока для подачи заявления об отмене заочного решения, в силу действующего законодательства, не имеется.

Данная позиция согласуется с разъяснением Верховного Суда Российской Федерации в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №2 (2015) (утв.

Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015г), в целях реализации принципа правовой определенности в случае отсутствия у суда сведений о вручении копии заочного решения ответчику такое решение суда вступает в законную силу по истечении совокупности следующих сроков: трехдневного срока для направления копии решения ответчику, семидневного срока, предоставленного ответчику на подачу заявления об отмене вынесенного решения и месячного срока на обжалование заочного решения в апелляционном порядке.

Вместе с тем при разрешении судом вопроса о принятии к рассмотрению заявления об отмене заочного решения или апелляционной жалобы на такое решение не исключается возможность применения закрепленных в ст. 112 ГПК РФ правил о восстановлении процессуальных сроков.

Так, если будет установлено, что копия заочного решения была вручена ответчику после истечения срока для подачи заявления о его отмене, но до истечения срока на подачу апелляционной жалобы на это решение, то срок для подачи такого заявления может быть восстановлен судом при условии, что заявление о восстановлении данного срока подано в пределах срока на апелляционное обжалование.

В случае вручения ответчику копии заочного решения после истечения срока на его апелляционное обжалование пропущенный срок для подачи заявления об отмене данного решения восстановлению не подлежит. При этом пропущенный срок на подачу апелляционной жалобы на такое решение может быть восстановлен судом.

  • Судебная коллегия считает, что отказ РІ удовлетворении данного заявления РЅРµ лишает заявителя права обратиться РІ СЃСѓРґ СЃ апелляционной жалобой, предварительно поставив РІРѕРїСЂРѕСЃ Рѕ восстановлении СЃСЂРѕРєР° для подачи указанной жалобы.
  • РќР° основании вышеизложенного, руководствуясь СЃС‚. 331, 334, 335 Гражданского процессуального кодекса Р РѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕР№ Федерации, СЃСѓРґ апелляционной инстанции
  • Рѕ Рї СЂ Рµ Рґ Рµ Р» Рё Р» :

определение РњРѕСЃРєРѕРІСЃРєРѕРіРѕ районного СЃСѓРґР° РіРѕСЂРѕРґР° Казани Республики Татарстан РѕС‚ 8 августа 2019 Рі. оставить без изменения, частную жалобу Масленникова Рњ.РЎ. — без удовлетворения.

  1. Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение трёх месяцев в Шестой кассационный суд общей юрисдикции через суд первой инстанции.
  2. Председательствующий
  3. РЎСѓРґСЊРё

Решение: Требование удовлетворено, так как спорная квартира является единственным жильем истицы, а договор дарения не содержит положений о сохранении за ней права пользования спорной квартирой, ответчик с момента заключения договора не нес расходы ..

Судебные решения, арбитраж Требование: О признании договора дарения доли квартиры недействительным.
Разделы:

Дарение недвижимости; Сделки с недвижимостью; Техническая эксплуатация жилищного фонда. Предоставление коммунальных услуг; Управление многоквартирным домом

Обстоятельства: Истица указала, что при заключении сделки она не понимала, что ее действия приведут к утрате права собственности на единственное жилье.Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

  • МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • от 16 апреля 2015 г. по делу N 33-12854/15

Судья: Начинкина Т.П. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Снегиревой Е.Н.,
судей Павлова А.В., Олюниной М.В.,
при секретаре Г.А.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Снегиревой Е.Н., дело по апелляционной жалобе К.С. на решение Бутырского районного суда города Москвы от 17 декабря 2014 года,

Е. обратилась в суд с иском к К.С. о признании договора дарения *** доли квартиры, расположенной по адресу: ***, заключенного между сторонами *** года, недействительным. Указала, что при заключении сделки она не понимала, что ее действия приведут к утрате права собственности на единственное жилье и она может оказаться на улице. Договор дарения единственного для нее жилья является кабальной сделкой, заключенной при стечении тяжелых обстоятельств, которыми воспользовался К.С., и на крайне невыгодных для нее условиях, в связи с чем имеются правовые основания для признания сделки недействительной в соответствии со ст. 179 ГК РФ. С К.С. она никогда не была знакома, видела его не более трех раз, ей нужны были денежные средства для погашения многочисленных кредитов, по которым выставлялись требования к оплате через коллекторские агентства. Позвонив по объявлению в газете «Метро 2, ей сообщили, что выдадут сумму денег под залог жилья, она согласилась и, подписывая договор дарения, считала, что отдает в залог долю квартиры до момента выплаты займа. До настоящего времени она проживает в спорной квартире, самостоятельно оплачивая жилье и коммунальные услуги. К.С. после заключения договора дарения на спорную площадь не вселялся, в последнее время от него стали поступать угрозы ее жизни и здоровью.
В судебном заседании суда первой инстанции истец Е., ее представители З., К.Н. явились, заявленные требования поддержали, просили суд об их удовлетворении. Истец поясняла, что получила от ответчика в счет заемных средств деньги в общей сумме *** руб., однако по его требованию расписки написала о получении *** руб. Также К.С. написал гарантийное обязательство, в котором указал, что в случае надлежащего исполнения Е. обязательств по договору возмездного денежного займа, он подарит истцу *** долю квартиры по адресу: ***.
Представитель ответчика Б.А.К. в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования не признала, пояснила, что Е. подарила *** долю квартиры К.С. в знак благодарности за то, что он познакомил ее с Г.Е., которая заключила с истцом договор займа на требуемую ей сумму.
Представитель 3-го лица Управления Росреестра по Москве в судебное заседание суда первой инстанции не явился, извещен надлежащим образом.
Суд первой инстанции постановил: Исковые требования Е. к К.С. о признании договора дарения доли квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки — удовлетворить.
Признать недействительным договор дарения доли квартиры, заключенный *** года между Е. и К.С. в отношении *** доли жилого помещения, расположенного по адресу: ***.
Возвратить *** доли жилого помещения, расположенного по адресу: ***, в собственность Е.
Решение является основанием для внесения Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записи о прекращении права собственности К.С. в отношении *** доли жилого помещения, расположенного по адресу: *** и государственной регистрации права собственности Е. на *** долю жилого помещения, расположенного по адресу: ***.
К.С. просит об отмене указанного решения и принятии по делу нового решения в соответствии с доводами апелляционной жалобы, подписанной его представителем Б.А.К., согласно которым судом при вынесении решения были допущены нарушения норм материального и процессуального права.
Судебная коллегия, заслушав объяснения представителей К.С. — А., С., изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с требованиями действующего законодательства.
Судом установлено, что квартира по адресу: г. ***, находилась в собственности Е. и Б.А.М., *** года рождения, по *** доли за каждым.
*** года между Е. (даритель) и К.С. (одаряемый) заключен договор дарения, согласно условиям которого даритель дарит *** долю квартиры по адресу: ***, а одаряемый принимает в дар указанную долю квартиры.
Переход права собственности на долю квартиры зарегистрирован в Управлении Росреестра по г. Москве *** года.
В спорном жилом помещении зарегистрированы по месту жительства Е. и Б.А.М. (внучка истца).
Истцом в материалы дела представлены сведения о наличии кредитных договоров, заключенных ею с ОАО «Русфинанс Банк» (задолженность по состоянию на *** года — *** руб.), с ООО КБ «Ренессанс Кредит» (задолженность по состоянию на *** года *** руб.), с ЗАО «Банк Русский Стандарт», с Банком «Хоум Кредит».
Е. является должником по нескольким исполнительным производствам.
Как пояснила в судебном заседании истец, она постоянно проживает в спорной квартире, оплачивает коммунальные платежи, о чем представила копии платежных поручений. Также сообщила, что она подписала договор, заблуждаясь при этом относительно природы сделки, не читала его и не вникала в его суть, при подписании ей не было разъяснено, что она теряет право собственности, она считала, что подписывает договор залога в обеспечение заемных обязательств.
Со стороны ответчика в материалы дела представлена квитанция о единовременной оплате в декабре 2014 года коммунальных услуг за жилое помещение по адресу: ***.
*** года Е. и К.С. заключили договор аренды доли квартиры, согласно которому К.С. предоставил в краткосрочную аренду Е. долю квартиры по адресу: ***, с условием ежемесячной оплаты в размере *** руб.
По пояснениям Е., данный договор прикрывал график погашения задолженности перед ответчиком, таким образом она возвращала К.С. сумму займа с процентами.
В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
В силу принципов диспозитивности и состязательности гражданского процесса, правомерность заявленных исковых требований определяется судом на основании оценки доказательств, представленных сторонами в обоснование их правовой позиции.
Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 167, 170, 179, 572 ГК РФ, с учетом показаний свидетеля Б.М., допрошенного в судебном заседании, принимая во внимание то обстоятельство, что спорная квартира является единственным жильем истца, а договор дарения не содержит положений о сохранении за истцом права пользования спорной квартирой, а также что Е. ежемесячно оплачивала коммунальные платежи за спорную квартиру, в то время как ответчик К.С. с момента заключения договора не нес расходы по оплате за коммунальные платежи по квартире, оплатив лишь единовременно коммунальные платежи при рассмотрении дела в суде, правомерно пришел к выводу о том, что Е. заключила договор дарения с К.С. на крайне невыгодных для себя условиях, удовлетворив исковые требования Е. в полном объеме.
Таким образом, учитывая положение ст. 167 ГК РФ, суд верно применил последствия недействительности сделки и возвратил *** доли в праве собственности на квартиру N 25, расположенную по адресу: г. ***, в собственность Е.
Судом первой инстанции обоснованно не был принят во внимание довод ответчика о намерении Е. заключить с К.С. именно договор дарения доли в спорной квартире, так как достаточных доказательств в подтверждение указанного довода представлено не было.
Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно.
Доводы апелляционной жалобы о том, что суд неверно установил фактические обстоятельства дела, нельзя признать обоснованными.
При этом несогласие в жалобе с выводами суда первой инстанции в отношении представленных доказательств и установленных по делу обстоятельств не принимается во внимание, поскольку согласно положениям ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд самостоятельно определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.
При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене решения суда не имеется.

Читайте также:  Возмещение работодателем затрат работников по уплаченным процентам по кредитам на приобретение жилья

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Бутырского районного суда г. Москвы от 17 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу К.С. — без удовлетворения.

© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на «REALTIST.RU | Теория и практика управления недвижимостью» при цитированиии (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)

Апелляционное определение московского городского суда от 26 ноября 2015 г. по делу № 33-44446/2015

[Истец указал, что при заключении договора и установлении в нем стоимости обучения ответчик нарушил нормы закона, провозглашающие, что высшее образование должно быть одинаково доступным для всех.

Истец утверждал, что локальные нормативные акты, на основании которых он был зачислен, являются дискриминационными и плата за обучение, установленная ректором вуза для иностранных студентов из стран СНГ, нарушает нормы закона, провозглашающие, что высшее образование должно быть одинаково доступным для всех.

Вместе с тем, суд отказал в удовлетворении требований, поскольку истец не смог предоставить доказательств того, что ему был предоставлен доступ к образованию на иных условиях, чем для граждан РФ.

Истец добровольно заключил договор на оказание услуг по подготовке по основной образовательной программе высшего профессионального образования, согласившись с его условиями, а также с условиями стоимости обучения. По этой причине суд отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.]

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 ноября 2015 г. по делу № 33-44446

Судья: Кирьянен Э.Д.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Грибовой Е.Н.,

судей Канивец Т.В., Дорохиной Е.М.,

при секретаре Б.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дорохиной Е.М. гражданское дело по апелляционной жалобе С. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 13 августа 2015 г., которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований С. к ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) о признании локальных нормативных актов дискриминационными, взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда отказать,

С. обратился в суд с иском к ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е.

Кутафина» (МГЮА) о признании локальных нормативных актов дискриминационными, возложении на ответчика обязанности применить для установления (определения) стоимости обучения цену, равную стоимости обучения, которая была установлена для граждан Российской Федерации поступивших на 1 курс в *** учебном году в институт *** **** формы обучения; восстановить нарушенные права, путем понуждения ответчика к равному обращению, т.е. установлению (определению) стоимости его обучения, равной стоимости обучения установленную для граждан Российской Федерации, поступивших на 1 курс в МГЮА в **** учебном году; взыскать сумму неосновательного обогащения в размере **** руб., составляющую сумму переплаты за обучение за период с *** г. по *** г., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с *** г. по день фактической уплаты долга, денежную компенсацию морального вреда в размере *** руб. и возместить расходы по оплате государственной пошлины в размере **** руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что руководством МГЮА *** г.

Читайте также:  Как посчитать износ оборудования или как снизить налоговое бремя и определиться со сроками модернизации

был издан приказ № **** «Об установлении стоимости обучения в **** учебном году», устанавливающий стоимость обучения для студентов — граждан государств-членов СНГ, поступающих на 1 курс, зачисляемых (восстанавливаемых, переводимых) для продолжения обучения на любой курс в *** году; **** г. ответчик заключил с истцом В.

Стадничуком, гражданином ****, договор о возмездном оказании образовательных услуг (для иностранных граждан) № **** по программе высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) *** «****», по **** форме обучения, в котором в п. 4.1. установил стоимость обучения в текущем учебном году в размере **** евро.

В ***, **** и **** учебных годах ответчиком были изданы приказы от **** г. № ***, от **** г. № *** и от *** г.

№ *** об установлении стоимости обучения в соответствующих учебных годах ***, при этом для истца стоимость обучения осталась неизменной и составляла существенно большую сумму по сравнению со стоимостью обучения, установленной для граждан Российской Федерации.

Также истец указал, что при заключении договора и установлении в нем стоимости обучения, ответчик нарушил ст. 26 «Всеобщей декларации прав человека» от 10 декабря 1948 года, провозглашающую, что высшее образование должно быть одинаково доступным для всех, п. 3 ст. 43 Конституции РФ, устанавливающую равенство прав иностранных граждан и граждан Российской Федерации, а также п. «е» статьи 3 «Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования» от 14 декабря 1960 года, обязывающую предоставлять иностранным гражданам, проживающим на их территории, равный доступ к образованию по сравнению с гражданами присоединившихся к Конвенции государств.

В судебное заседание суда первой инстанции истец С. явился, требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика — Ч. в суд явилась, иск не признала, представила и поддержала письменные возражения.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит истец С. по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, ссылаясь на то, что выводы суда являются незаконными и необоснованными.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав истца С., представителя ответчика ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина» (МГЮА) — К., обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, полагает решение суда первой инстанции по настоящему делу подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 43 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что каждый имеет право на образование. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии.

Ст. 99 Федерального закона от 29 декабря 2012 г.

«Об образовании в Российской Федерации» установлено, что нормативные затраты на оказание государственной или муниципальной услуги в сфере образования определяются по каждому уровню образования в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, по каждому виду и направленности (профилю) образовательных программ с учетом форм обучения, федеральных государственных требований (при их наличии), типа образовательной организации, сетевой формы реализации образовательных программ, образовательных технологий, специальных условий получения образования обучающимися с ограниченными возможностями здоровья, обеспечения дополнительного профессионального образования педагогическим работникам, обеспечения безопасных условий обучения и воспитания, охраны здоровья обучающихся, а также с учетом иных предусмотренных Федеральным законом особенностей организации и осуществления образовательной деятельности (для различных категорий обучающихся), за исключением образовательной деятельности, осуществляемой в соответствии с образовательными стандартами, в расчете на одного обучающегося, если иное не установлено настоящей статьей.

Вместе с тем, нормативные затраты на оказание государственных или муниципальных услуг в сфере образования включают в себя затраты на оплату труда педагогических работников с учетом обеспечения уровня средней заработной платы педагогических работников за выполняемую ими учебную (преподавательскую) работу и другую работу, определяемого в соответствии с решениями Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления.

В силу части 1 статьи 28 Федерального закона от 29 декабря 2012 года 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» образовательная организация обладает автономией, под которой понимается самостоятельность в осуществлении образовательной, научной, административной, финансово-экономической деятельности, разработке и принятии локальных нормативных актов в соответствии с настоящим Федеральным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и уставом образовательной организации.

В силу п. 1 ст. 30 указанного Федерального закона образовательная организация принимает локальные нормативные акты, содержащие нормы, регулирующие образовательные отношения (далее — локальные нормативные акты), в пределах своей компетенции в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном ее уставом.

На основании п. 2 ст.

30 указанного Федерального закона, образовательная организация принимает локальные нормативные акты по основным вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, в том числе регламентирующие правила приема обучающихся, режим занятий обучающихся, формы, периодичность и порядок текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, порядок и основания перевода, отчисления и восстановления обучающихся, порядок оформления возникновения, приостановления и прекращения отношений между образовательной организацией и обучающимися и (или) родителями (законными представителями) несовершеннолетних обучающихся.

В соответствии со ст. 46 Закона РФ от 10.07.

1992 года № 3266-1 «Об образовании», действовавшего на момент возникновения правоотношений между сторонами, негосударственное образовательное учреждение вправе взимать плату с обучающихся, воспитанников за образовательные услуги, в том числе за обучение в пределах федеральных государственных образовательных стандартов или федеральных государственных требований. Взаимоотношения негосударственного образовательного учреждения и обучающегося регулируются договором, определяющим уровень образования, сроки обучения, размер платы за обучение, гарантии и ответственность образовательного учреждения, иные условия.

В соответствии с ФГОС образовательные учреждения самостоятельно разрабатывают и утверждают основную образовательную программу бакалавриата, которая включает в себя изучение циклов: гуманитарные, социальные и экономические циклы; информационно-правовой цикл; профессиональный цикл; и разделы: учебная и производственная практика; итоговая государственная аттестация.

Предусмотренное ст.

29 ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» положение о праве высшего учебного заведения самостоятельно решать вопросы по заключению договоров, определению обязательств и иных условий, не противоречащих законодательству РФ, предполагает, что условия договора, заключенного между потребителем и исполнителем образовательных услуг, не должны противоречить законодательству РФ, в частности Закону РФ «О защите прав потребителей».

При рассмотрении дела судом вышеприведенные нормы Закона были применены правильно.

В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что *** года между С. и Государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования «Московская Государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина» был заключен договор № **** на оказание услуг по подготовке по основной образовательной программе высшего профессионального образования.

В соответствии с п. 1.1 договора, академия оказывает услуги по подготовке по программе высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) *** *** в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом по **** форме обучения в **** институте.

Согласно условиям договора академия обязуется, после успешной сдачи вступительных испытаний в соответствии с правилами приема в Академию и предоставлением платежных документов об оплате обучения, зачислить С. в число обучающихся в Академии.

При условии успешного освоения основной образовательной программы и прохождении государственной аттестации, при полной оплате, выдается диплом о высшем профессиональном образовании государственного образца с присвоением степени (квалификации) бакалавр по направлению подготовки *** ***, а заказчик обязуется оплачивать обучение.

Срок обучения соответствует срокам, установленным учебным планом.

Согласно п. 4.1 договора, заключенного между сторонами **** г., стоимость обучения в текущем учебном году составляет **** Евро.

Согласно материалам дела, приказами ректора МГЮА № *** от *** г., № *** от *** г., № **** от **** г. и № *** от *** г. была установлена оплата за обучение соответственно на ***, ***, *** и *** учебные годы для студентов — граждан государств-членов СНГ, обучающихся на платной основе, поступающих на 1 курс и зачисляемых для продолжения обучения на любой курс в указанные периоды.

Поскольку исходя из материалов дела отсутствовали основания полагать, что при заключении между сторонами договора о возмездном оказании образовательных услуг и установлении в нем стоимости обучения, ответчиком были нарушены права истца, а доказательств того, что истцу был предоставлен доступ к образованию на иных условиях, чем для граждан РФ, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований о признании перечисленных выше приказов ректора МГЮА дискриминационными. Поскольку в соответствии со ст. ст. 420, 421 ГК РФ С. добровольно заключил договор на оказание услуг по подготовке по основной образовательной программе высшего профессионального образования, согласившись с его условиями, а также с условиями стоимости обучения, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда.

Доводы апелляционной жалобы истца фактически повторяют доводы искового заявления, между тем уже являлись предметом исследования в суде первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка.

Доводы жалобы не опровергают выводов решения суда и не содержат указаний на новые имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом первой инстанции, в связи с чем оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 13 августа 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу истца С. — без удовлетворения.

Ссылка на основную публикацию